КОЛЛЕКЦИЯ


Кто собирает марки, кто - пивные кружки, кто - книги, кто - галстуки. И мне тоже всегда хотелось иметь какую-то коллекцию. Да вот как-то не подворачивалось ничего интересного. Все хотелось чего-то не такого, как у всех. Иначе - какая же это коллекция! Коллекция хороша, если что-то редкостное, не часто встречающееся...


И вот уже тут, на американской земле, мне удалось-таки найти! Начало положено, уже есть несколько экземпляров. Моя будущая коллекция - названия. Названия всякие, названия разные, но в первую очередь, названия интересные. К примеру, как не включить такое в список: "Том Сойер. Ремонт аэрокондиционеров". Чем, - спросите вы, - оно интересное для меня? А если немного поразмышлять да пофантазировать вокруг да около?..


Встретив это название, мне сразу вспомнилась любимая в детстве книга "Приключения Тома Сойера". Кто только не увлекался этим блестящим произведением Марка Твена о детях и для детей! Впрочем, читать о проделках смекалистого фантазера Тома Сойера было интересно и взрослым! На эту книгу в детских библиотеках всегда была очередь (тогда дети любили читать книги!). А детские театры! Вспоминаю, было много спектаклей по этой книге. И всегда в театральном зале слышался звонкий детских смех, ибо для своего пера американский писатель всегда находил чернила, замешанные на юморе!


Как здесь, во Флориде, в небольшом городке Норс Майами Бич, появилась эта мастерская по ремонту автомобилей с его именем?..


Мастерская на West Dixi Highway

И вот что я думаю: либо современный хозяин мастерской любит произведения известного американского писателя и, называя свой бизнес именем героя его произведения, отдает ему таким образом дань уважения (кстати, читатель! Марк Твен - уроженец Флориды!); либо никто иной, как реально существующий Том Сойер, а с времен Марка Твена получается - его отпрыск, - вырос, выучился в каком-то профессиональном Флоридском колледже и открыл здесь свое дело - эту мастерскую... Вот он заходит в свой офис, забрасывает ноги на рабочий стол и обращается к своему сыну, тоже Тому:


- Том, ты помнишь, как твой дед говаривал: постарайся всю тяжелую работу красиво сплавить другому... - при этом Том-младший затягивается сигареткой "Marlboro" и, глядя в окно, машет рукой новому рабочему по закрутке гаек - только что приехавшему русскому иммигранту.


- Sure*! - отвечает сын Тома-младшего Том-младший-младший, улыбается и тоже машет рукой новому рабочему по закрутке гаек. Oн вполне доволен сделкой: за 5 долaров в час этот инженер с высшим образованием из далекой России пашет проворнее, чем все эти черные аборигены вместе взятые! Good boy - все о матери вспоминает... Грустит, видно, на чужбине...


Сегодня Том-младший-младший твердо стоит на ногах: бизнес идет активно. И то - благодаря деду, который всегда славился своим отношением к делу. Да и отцу, который весь в него...


"Накопилось этих Томов на сегодня. Попробуй разберись - чье имя на вывеске - Тома или Тома-младшего, или Тома-младшего-младшего!"... - младший-младший тоже забрасывает ноги на рабочий стол и тоже затягивается сигареткой "Marlboro".


И, наконец, они оба впали в сладкую послеланчевую дрему. И снится им полноводная Mиссисипи-ривер, по которой их известный предок плывет навстречу большой жизни!


...Такие размышления вызвало название "Tom Sawyers, Auto center", которое повстречалось мне на майамской улице Вест Дикси Хайвей.


* * *

А вот еще один экземпляр.


Прачечная Mona Lisa

Некая прачечная получила название "Мона Лиза". Интересно, да? Гляжу в проем распахнутых дверей прачечной, где неторопливо двигаются черные норс-майaмовки, выворачивая наполненные грязным бельем свои разноцветные пластмассовые корзины в автоматические стиральные машины; тут же рядом ведут, судя по широким жестам, обстоятельный разговор их мужья, уроженцы ближайших с Флоридой островов, ожидая завершения цикла постирки... И думаю я: как ты, таинственная и возвышенная Мона Лиза, покорившая столько поколений на этой земле, проникла сюда, на противоположный берег Атлантического океана, на эту небольшую улочку в далеко нефешенебельном районе американской Флоренсии, откуда ты взялась здесь, на вывеске этой маленькой городской прачечной!.. Сколько умов терзали свои мозги над раскрытием твоей вечной тайны - загадки женской улыбки, которую в течение нескольких долгих и мучительных лет воял итальянец Леонардо да Винчи! Твоя улыбка, Улыбка Джоконды, известная всему настоящему, прошедшему и будущему свету, как-то оказалась здесь повязана тесно с реальным миром,- со стиркой белья и всяких разных разностей...


За окном стоял 1495 год. Флоренция просыпалась... Лучи восходящего солнца легли на причудливый, ручной работы ковер у спального ложа местного буржуа Франциско дель Джокондо. Но его, важной персоны в этом чудесном городе, уже, как говорится, и след простыл, потому что с раннего утра его ожидали очень ответственные и срочные дела, которыми он и поспешил заняться, оставив еще теплую от горячих любовных ночных игр свою маленькую и сладкую Джаки.


Яркий луч солнца скользнул выше, по складкам атластых покрывал... А под ними, на душистых простынях, нежилась госпожа Лиза Джерардини, поглядывая на себя в зеркала, которые окружали ее со всех сторон. Она не спала с того момента, как Франциско поцеловал ее на прощанье. И это солнце прямо в лицо не давало заснуть снова...


Ее все называли госпожой, хотя она и не состояла в браке с Франциско. Но его любовь и долгая привязанность к ней убеждали всех и каждого в незыблемости их союза, даже и не официального...


Она подумала об этом, вспомнила, как приручила этого, казалось бы, неукротимого зверя, и губы ее слегка дрогнули и ухмыльнулись. На ее лице появилась улыбка. Хотя... Это была не улыбка - только намек; где-то в уголках губ затаилось женское лукавство и спряталось в краюшках темных бархатных глаз, зарумянило ее нежное пухлое личико. Она не была красавицей. Но молодые люди всегда оборачивались ей вслед, потому что она, ее лик, ее фигура обладали той притягательной силой, которая притягивает солнце к земле, реку к берегам, слово к человеку... И, благодаря этой некой притягательной силе, она могла лишь одним взглядом свести с ума любого, кто был мужчиной или считал себя таковым...


Нынешнее утро было для нее самым обыкновенным, таким, как и вчера, позавчера. Ей, молодой и привлекательной, конечно же, хотелось чего-то необыкновенного и незаурядного. Ну конечно, она поваляется немного в постели; ну, конечно же, пойдет побродить в сад внутреннего дворика; конечно же, займется своими волосами: вечно они лежат не так, как ей хотелось бы. Она уже давно не дает никому дотрагиваться к ним (эти девчонки рвут и спутывают все на голове!), а сама сделать не умеет, ну, разве что - распустить кудри по плечам. "Вот и попробую что-то закрутить сегодня! Посижу часок-другой у зеркала!" - обещает себе. И тут же вспоминает: "Да, вот вечером опять появится этот придирчивый местный художник Леонардо, и она будет сидеть неподвижно несколько минут. И еще несколько минут. И еще... Вечно он недоволен ее нетерпением позировать... И будет просить улыбаться... Лучше не думать сейчас об этом.


А чем бы еще заняться? А не заняться бы мне постирушкой? Вот в углу, возле двери из золотистой сосновой доски, накопилась целая куча белья и платьев. На прислугу, как всегда, положиться нельзя. Девчонки опять болтают на кухне вместо того, чтоб заняться стиркой. Конечно, не к лицу уважаемой госпоже такое занятие, как стирка, ведь есть те, кто обязан это делать. Но чуть-чуть, самую малость... Так хочется поплескаться на берегу речки с бельем, где рыбачат Андреа и Санучо..." И снова она улыбнулась той таинственной и загадочной полуулыбкой, которая зачаровывает и сбивает с ног многих мужчин вот уже столько лет. Нет, столетий! Мона Лиза всегда была чистюлей и любила стирать...


Такую картину нарисовало мое воображение при встрече с названием прачечной "Мона Лиза" на небольшой местной улочке Норс Майами Бич вблизи Вест Дикси Хайвей...


* * *

Кто бы мне сказал, почему имя великого голландского художника Рембрандта Хармензона ван Риджин (или попросту - Рембрандта) сегодня так тесно повязано с зубами? С теми, что во рту у каждого.


Вы обратили внимание, как многие американские рекламы уговаривают вас купить препараты, которые помогут в ухаживании за зубами?!! Вот названия: зубная паста "Рембрандт", отбеливатель для зубов "Рембрандт". Еще список, к примеру:


Rembrandt Plus Superior Bleaching System - $32.50;

Rembrandt Plus Refill Kit - $22.50;


Можно находить еще и еще названия зубных принадлежностей. И, может быть, они даже делают свое дело. Но почему их назвали этим именем? Какое отношение к ним имел художник?


...Он был девятым и самым старшим ребенком в большой семье голландского мельника. И хоть, казалось, число это могло удивить всякого - попробуй, вырости девятерых! Одень, обуй, накорми, дай каждому воспитание и образование, да просто - удели внимание каждому! Не каждая чета решится на такое количество! Но в этой семье все было самым нормальным образом, все здесь спорилось: царил порядок, мир и покой. Дети росли обласканными и сытыми. И родители, несмотря на обилие своих дел, находили гульдены на образование и щедро одаривали любовью и обожанием каждого своего ребенка.


Дом, в котором обитала эта семья, был просторный и крепко сколоченный; он имел много больших и малых помещений, был удобен и уютен. А самым любимым местом всех детей была летняя веранда. Она выходила прямо на огромный луг, который всегда был зелен, даже в зимнее время. Покрытый толстым слоем снега, он не утрачивал своего изумрудного сияния, удивляя всякого, кто хотел удостовериться в заправдашности этого и раздирал пушистый снежный покров.


А в остальные поры года он поражал своими звуками и запахами. Птицы и цикады, шмели и кузнечики, душистые травы и пряные цветы, - манили в свою таинственную и неведомую глубь, опьяняли естественными ароматами и удивляли истомными трелями. Каждый день дети, стоя на веранде, чистили подолгу зубы, и их взгляды были устремлены в эту бездонную красоту. Потому и в головках их рождались мысли чистые и светлые. И для родителей не было странным, когда услышали от одного из своих чад о желании стать художником.


Так в праведной католической семье появился художник, который прославит этот небольшой городок Лейден, что неподалеку от Амстердама, и увековечит свое имя на тюбике зубной пасты. Он очень любил чистить зубы... Читатель, когда ты будешь чистить зубы этой пастой, шагни своим воображением в 1605 год, на веранду напротив неописуемой красоты луга, стань рядом с будущим гением и посмотри вдаль...


А годы шли, годы летели.


Рембрандт усердно размешивал краски на своей палитре и периодически пробовал цвет сразу на полотне. Желаемый оттенок никак не получался и художник нервничал. Он, мастер цвета и оттенков, мастер глубинного излучения колоров, их необыкновенного сияния, никак не мог добиться обычного черного! Хотя нет, черный все-таки должен быть не совсем обычным, а - как бархат, с теплой утопающей глубиной, чтоб его лицо, лицо автора, ровно как и Саскии, выхватывалось из картины как исподземелья - навстречу ослепительному солнцу.


- Саския, любовь моя, присядь-ка ко мне на колено. Нет, родная, сядь спиной и голову поверни ко мне.


Саския покорно, но с достоинством подымается с колена мужа и усаживается снова, как указывает он. Рембрандт внимательно вглядывается в зеркало, что напротив:


- Вот так, голубушка! Умница ты моя! Красавица! И расправь складки на своем новом платье, и подтяни ожерелье... Здесь темно-зеленый... Здесь еще темней, здесь коричневый переходит в черный... Вот такой черный! Вот он!!!


Рембрандт вскакивает, залпом выпивает игристое вино из высокого грациозного бокала, бросает в воздух свою шляпу с пышным пером, хватает кисть и устремляется к мольберту. Саския от неожиданности летит в угол студии, едва не падает. Но на мужа не в обиде: она знает, какие это мучения - поиски цвета и тени, она знает также, что он - гениальный и поэтому и она войдет в историю... А ради этого стоит быть покорной и услужливой!



* * *


Мастерская Rembrandt Аutobody

Наверное, войдет в историю и современная мастерская "Rembrandt autobody" своим названием, которое повстречалось мне недавно в славном городе Майами. Попробую перевести с английского: "Автотело Рембрандта"(???). Короче,- имя великого художника из Голландии Рембрандта увековечит здешнюю фирму по покраске автомобилей. Думается мне: был бы жив голландский гений сегодня, легко бы, очевидно, ему давалась покраска автомобилей и их всевозможных частей... Жаль мне вас, владельцы современного частного транспорта, что родились вы несколькими столетиями позже. Сегодня вы только можете помечтать о цвете, который бы имел ваш автомобиль прикоснись бы к нему рука мастера цвета и тени!.. Ну да ладно... Вот такая история с именем мастерской.


Что же следующее в моей новой коллекции? Какое название даст мне возможность снова пофантазировать вволю?!



*

Будь уверен!

Miami, 2002

Back